8 800 100 31 31

Карим Рашид рассказал Ксении Собчак о дизайне будущего: «Умные вещи станут доступны не только для богатых людей»

Специалист, входящий в топ-10 промышленных дизайнеров мира, прилетел из Нью-Йорка в Москву, чтобы презентовать новую коллекцию мебели, созданную для крупнейшей в России фабрики «Мария». Накануне показа он дал интервью Ксении Собчак.

Ксения: Расскажите, почему на протяжении стольких лет вы разрабатываете проекты для разных брендов в России?

Карим: Мне кажется, у всех людей существует определенного рода близость к некоторым языкам и культурам. Мне всегда нравилась Россия. И думаю, знаю почему: в детстве мой отец заставлял нас смотреть русские документальные фильмы, это было довольно странно. Я посмотрел их очень много. Позже, когда мне было 10-12 лет, моим лучшим другом был русский мальчик. Поэтому у меня всегда была какая-то связь с Россией, и четырнадцать лет назад я был очень впечатлен, когда впервые побывал здесь.

Ксения: Каким был ваш первый проект?

Карим: Я приехал сюда с лекцией (по-моему, меня пригласил журнал A.D.) и был очень воодушевлен. Меня безумно привлекал русский конструктивизм, я знал о нем все – ходил в музеи, наслаждался архитектурой.

Ксения: У вас есть любимое здание в Москве?

Карим: Мне нравятся разные проекты, многие из них уже снесены. Есть один, который мне особенно симпатичен, но я не помню его название, – круглое здание с окнами странной формы…

Ксения: Конечно! Дом Мельникова.

Карим: Да, он очень красив! Я был в нем на экскурсии много-много лет назад.

Позже меня не раз приглашали в Россию, и я каждый раз радовался этим поездкам. Мне по-настоящему нравится здесь и, думаю, люди это ощущают.

Ксения: Вы знаете, России очень повезло: одно из последних зданий, которое спроектировала Заха Хадид, построено здесь. Если бы вам довелось построить здание в Москве, каким бы оно было? Музей, концертный зал, галерея? Как бы оно выглядело?

Карим: Конечно, культурный центр мог бы стать фантастическим проектом. Но на самом деле мне бы хотелось построить в Москве отель. Ведь я провожу большую часть своей жизни в отелях, потому что много путешествую. Я работал в 49 странах мира и спроектировал много отелей.

Ксения: Какой из отелей, спроектированных вами, нравится вам больше всего?

Карим: Думаю, последний проект, который я недавно закончил в Тель-Авиве, – Poli House. Он открылся два месяца назад. Это небольшой бутиковый отель на 38 номеров.

Ранее у меня была возможность поработать над отелем в Москве. Я общался с компаниями из разных городов о подобных проектах, но пока переговоры ни к чему не привели.

Планировал спроектировать отель в новой башне в Moscow City center на 90-м этаже, но, к сожалению, этот проект был заморожен.

Московские дорогие пятизвездочные отели, на мой взгляд, слишком консервативны. Они наполнены поддельной ностальгией по старым временам, в которую я не очень верю. Для меня это слишком.

Часто останавливаюсь в Swissotel. Мне кажется, это довольно современный отель. И каждый раз вижу там много знаменитостей – музыкантов, актеров, фотографов. Такие люди ищут подобные отели, но их в Москве практически нет. Все отели в центре, в районе Кремля, относятся к отелям «старой школы».

Помимо этого, мне нравится проектировать отели, так как, когда я еду в другой город работать, чувствую себя комфортно, погружаюсь в проект.

Рынок бутиковых отелей бурно развивается по всему миру. Например, в Лондоне можно выбирать из 40 подобных отелей, в Лос-Анджелесе их тонны. Москва – огромный город, но таких отелей здесь нет.



Ксения: Давайте поговорим о вашем совместном проекте с «Марией». Как вы на него согласились? Чем отличаются три модели кухонь, которые вы спроектировали? Почему вы выбрали эти цвета и о чем вы думали, работая над ними?

Карим: Сначала я создал для «Марии» пятнадцать эскизов. Из них мы выбрали четыре, которые возможно было реализовать. Начиная работу с какой-либо компаний, очень сложно сразу понять ее возможности. Не каждый дизайн-проект можно действительно воплотить в реальность.

В результате мы получили три модели. Первая – Karma – относительно недорогая, доступная для покупателей качественная кухня с прогрессивным дизайном. Модель можно полностью адаптировать под себя – это большое преимущество компании «Мария», она отлично с этим справляется.

Две другие модели – Klutch и Volna – это эксперимент. Мы хотели узнать, на что способны, и я создал довольно сложные задачи для производства.

Ксения: В чем заключается концепция кухни Klutch?

Карим: Во-первых, она полностью автоматизирована. Верхние шкафы кухни можно открыть с пульта управления.

Ксения: Вы верите в такие вещи?

Карим: Думаю, в ближайшем будущем мир будет таким. Давайте посмотрим на эволюцию продуктов: триста лет назад у нас даже не было туалетов. За это время они прошли через эволюцию и сейчас умеют все!

Эволюция продуктов прошла путь от вопроса «Как сделать кофе?» до сегодняшних дней, когда мы можем купить относительно недорогую кофемашину за сто евро, вставить капсулу, нажать на кнопку и получить идеальный эспрессо.

Ксения: Окей, я согласна с примером про кофе, но мне сложно согласиться с тем, что пульт управления удобен на кухне…

Карим: Естественная эволюция продуктов заключается в том, что продукты становятся все умнее и умнее. Современная стиральная машина может просканировать вашу одежду лазером, определить, насколько она грязна, какого цвета и так далее, и на основе этой информации выбрать оптимальный режим стирки. Раньше подобные продукты были доступны только для богатых, но сейчас прогресс делает их доступными для большинства.

Даже дешевая современная машина в десять раз безопаснее, умнее и эффективнее, чем машина, произведенная десять лет назад, – это естественная эволюция.



Ксения: Итак, кухня Klutch управляется одним пультом. В чем заключалась основная сложность реализации этого проекта с технологиями «Марии»?

Карим: На самом деле было много сложностей. Например, в Klutch есть много больших радиусных фасадов, которые никогда не производились до этого. В ней много технологичных деталей. Некоторые материалы использовались в кухнях «Мария» до этого, но не одновременно в одном проекте.

Ксения: А как бы вы охарактеризовали вторую экспериментальную модель?

Карим: Volna – очень экстравагантная и яркая кухня.

Ксения: Вы можете описать нашим читателям и клиентам «Марии», какими вы представляете хозяек трех этих моделей? Для кого они созданы?

Карим: Должен сказать, когда дело касается пола – я за равенство. Кухни делаются не только для женщин. На самом деле много мужчин готовят. Посмотрите на известных шеф-поваров: большая их часть – мужчины.

Ксения: В России все не совсем так, здесь женщины готовят гораздо больше.

Карим: Думаю, это вопрос времени.

Кухня Karma доступна в шести разных цветах. И в разном цвете она производит разное впечатление. Черный цвет выглядит довольно мужественно.

Тем не менее, это довольно простая, минималистичная кухня. Столешница умышленно сделана короткой, чтобы сэкономить пространство. В ней установлена техника из моей коллекции для Gorenje.

Волна на шкафах светится. Ночью можно выключить свет на кухне и оставить включенной подсветку. В зависимости от выбранного цвета кухня может создавать разное настроение.

В кухне Klutch мне удалось избежать использования прямых линий и краев. Эта кухня подходит молодым, интересным парам, которые только начали жить вместе.



Ксения: Какую домохозяйку вы видите на кухне Volna?

Карим: Я даже не знаю. Довольно сложно вешать на нее какие-то ярлыки.

На самом деле кухня сегодня – это прежде всего место встречи. В какой бы дом я ни попал, всегда провожу время с его хозяевами на кухне, а не в гостиной. Три кухни для этого проекта были созданы именно для таких встреч.

Ксения: Расскажите, как происходит ваш творческий процесс? Связан ли он с каким-то определенным местом или временем суток?

Карим: Даже до наступления «цифрового» века я мог работать в любое время, а сейчас просто всегда работаю. Мы ошибаемся, когда думаем, что отвечать на письма в такси – это не работа.

И мой творческий процесс довольно похож на это. Даже во время путешествий делаю наброски и эскизы на своем айпаде в самолете, отправляю их членам своей команды. Они обсуждают их, визуализируют на компьютере и отправляют мне обратно. Когда я приземляюсь, уже могу посмотреть готовые 3D-визуализации. Они позволяют увидеть правильные пропорции.

Времена сильно изменились – раньше для этого приходилось строить прототип. Это довольно трудоемкий процесс. Сейчас все стало гораздо быстрее. Я могу нарисовать двадцать эскизов, и двое моих сотрудников смогут создать двадцать 3D-проектов за один день.

3D позволяет увидеть, как будет выглядеть проект, до мельчайших деталей – можно визуализировать абсолютно любой материал с поразительной точностью.

Мы живем в очень мощное время, особенно для меня: в силу своего возраста я застал время, когда все нужно было делать вручную, поэтому действительно понимаю разницу.

Ксения: Вы можете рассказать нам подробно о вашей коллекции одежды, которая скоро будет выпущена?

Карим: В 1985 году мы с другом, архитектором, запустили линию одежды, которая просуществовала пять лет. Она называлась Bable. Глобальная идея заключалась в смешении влияний культур разных стран в одном. Но мы очень устали, так как в те времена я занимался дизайном в офисе, а мой друг – архитектурой. Это очень трудно, но нужно было очень много работать. Поэтому в какой-то момент мы остановились.

Но я всегда флиртовал с модой: создавал одежду для итальянской компании, обувь – для японской, работал над другими проектами в этой сфере. Последние двадцать лет думал о своей коллекции, о своем бренде, но всегда чего-то ждал. Не хотел заниматься этим в одиночку. Мне хотелось сделать масштабный проект и пойти правильным путем.

Ксения: Ваши партнеры – русские?

Карим: Да, но пока еще ничего не подписано и не подтверждено, поэтому не могу называть никаких имен.

Работая над дизайном одежды, пытаюсь говорить о времени, в котором живу, – о «цифровом» веке. Он очень вдохновляет меня.

Физический мир должен быть настолько же интересен. Одежда также должна развиваться технологически, материально и эстетически. Людей обычно соблазняет стиль, а не дизайн. Между этими вещами есть огромная разница. Как дизайнер, я должен работать с новыми материалами, современным производством и т. д. Люди, которые работают в индустрии моды, обычно завязаны на прошлом стиля. Я думаю, что все это – не настоящее.

Ксения: Какие дизайнеры одежды вдохновляют вас?

Карим: Очень многие. В далеком прошлом это были такие люди, как André Courrèges, Pierr Corden. Позже, в восьмидесятых, мне нравился Jean Paul Gaultier, а потом японские дизайнеры Rei Kawakubo, Yohji Yamamoto.

Сейчас я вдохновляю себя сам. Создаю вещи, которые, на мой взгляд, не делают другие люди. Это своеобразный этап творческого взросления. Сначала ты учишься, читаешь, постоянно вдохновляешься кем-то, копируешь идеи. Затем в определенный момент ты должен стать свободным, стать собой и найти свою душу.

Если я кем-то восхищаюсь, моя работа не будет моей, – это будет работа автора, которым я восхищался.